Диабет за скобками жизни

«Не может быть!» – не поверила врач ответу больного, сказавшего, что диабет у него уже двадцать лет. Простим за давностью бесцеремонность эскулапа. Основания усомниться в правдивости поступившего в приемное отделение пациента имелись: статистика выживаемости с таким заболеванием тогда была удручающая. Однако диабетик говорил чистую правду. С тех пор прошло ещё больше тридцати лет – сегодня Валерию Григорьевичу Козявину 73 года, а его диабетический стаж больше полувека. Вот такая удивительная история. В гости к рекордсмену, победителю конкурса «По жизни с диабетом», едем с президентом Ростовского областного диабетического общества Михаилом Павловичем Галичаевым. Легкий, улыбающийся хозяин встречает нас на своей маленькой «Оке» недалеко от дома.

Диабетом Валерий заболел в 1958 году в армии: «Шел третий год службы, вскоре после операции по удалению гланд стал вдруг чувствовать неутоляемую жажду. Кружки на раз не хватало, начал пить прямо из-под крана. Как-то за этим занятием меня застал лекарь, повел к себе, поставил на весы – оказалось за месяц потерял шесть с половиной килограммов. В госпитале поставили диагноз – сахарный диабет». Валерий Григорьевич и сейчас помнит разговор с военврачом, подполковник медицинской службы был категоричен до беспощадности: болезнь неизлечима и на всю жизнь, тяжелую работу исключить, детей иметь нельзя – в общем, к дальнейшей службе в армии непригоден, вот тебе II группа инвалидности и домой. Известие для спортивного, молодого, чувствовавшего себя абсолютно здоровым, двадцатилетнего парня едва не стало смертельным приговором. Свести счеты с жизнью помешала неожиданно пришедшая мысль – «да это же я всегда успею, это же так просто». Она и оказалась спасительной.

От инвалидности отказался. Приехал домой раньше демобилизации на два месяца. Отец и мачеха, которую Валерий любил как и рано умершую мать, дали по родительскому наитию правильный ориентир: «Никому не говори, что ты болен, просто отпустили раньше за хорошую службу». Так он и не стал считать себя больным. Вернулся на завод фрезеровщиком, стал снова готовиться к поступлению в машиностроительный институт.

Душу мучила только любимая девушка: после рекомендаций военврача он попросил своего сослуживца написать ей в Ростов, что, дескать, Валерий тебя обманывает, он переписывается с другой – в общем, выкинь его из головы. Однако Юля сердцем чувствовала, что что-то не так и потребовала сказать правду – пришлось сказать про неизлечимость. Юля перерыла всю литературу и снова с вопросом: «У тебя рак?» Получив отрицательный ответ, попросила больше не врать. Ему ничего не оставалось, как процитировать подполковника медицинской службы. Вместе они определили, что в «рецепте» военврача противопоказаний в отношении любви не содержалось, поэтому поженились и…с первых дней вывели диабет за скобки своей семьи.

Нет, не наплевали на болезнь – диабет такого не позволяет! – а стали противостоять ему вдвоем. Как?

Во-первых, в компании даже близких друзей никто не знал о диабете и только спустя многие и многие годы, когда заболел один из приятелей и начал «циклиться» на своем недуге, – только тогда Валерий Григорьевич встряхнул его, рассказав о своём.

Все годы супружества – не так давно они отметили золотую свадьбу – ведут здоровый и самый активный образ жизни: молодыми на мотоцикле с коляской каждое лето добирались до Пицунды, оба водят автомобиль, в арсенале транспортных средств, кроме «Оки», есть и велосипед. Турник «утвердился» под потолком в коридоре сразу по получении квартиры. Разумеется, как каждый выросший у Дона, Валерий Григорьевич заядлый рыбак.

Золотые руки мужа сделали их квартиру уютной – Валерий Григорьевич умеет все и ни минуты не сидит без дела, понимающая и любящая жена наполнила семейный очаг теплом и светом. Воспитали и гордятся сыном, радуются внучке.

А как же диабет – он что не давал о себе знать? Еще как давал. Сейчас они с улыбкой вспоминают, сколько стерилизаторов сожгли: прежде чем уколоть инсулин, шприц, тогда одноразовых не было, нужно было 40 минут кипятить – и так утром, и вечером. «Диабет приспосабливали под жизнь, а не наоборот, – говорит Юлия Федоровна. – Ну, например, в еде – хоть здоровому, хоть диабетику можно всё, просто нужно знать меру, Чтобы почувствовать вкус винограда, достаточно маленькой кисточки, а большая гроздь ведь вкуса не прибавит, для организма она чрезмерна, о чем сигнализирует бурлящий живот. Надо просто уметь слушать себя». Таким образом, второй составляющей жизни с диабетом стала культура потребления. Меню семьи доказало свою сбалансированность даже в условиях стационара, куда диабетик попал с первой гипогликемией через 15 лет после заболевания. Когда врач решил «подгонять» питание пациента под общие диабетические нормы, «заплясали сахара». Так и стало понятно, что супруги «дисциплинировали» диабет оптимально. Инженер и педагог сотрудничают с докторами и в лечебном процессе – заинтересованная, думающая позиция супругов позволила избежать радикальной операции при возникшем осложнении, так называемой «диабетической стопе».

Пропустила через себя семья Козявиных и инсулиновые перипетии. Злокозненная болезнь вдруг перестала подчиняться и начала выбрасывать свои гипогликемические фортели в самые неподходящие моменты – в самолете, когда инженер проектного института летел в командировку, на рынке, куда глава семьи приходил за продуктами, во сне, когда бдительность супругов была усыплена. Причину участившихся, немотивированных работой и бытом, срывов объяснила грамотный эндокринолог – «это реакция на плохо очищенные инсулины». «Вот тогда в 1983-ем я и пошел на инвалидность, а до этого жил нормальным человеком», – подчеркивает диабетик особое значение качественного лекарства.

В конце 80-х – начале 90-х в Россию пришли хорошие, высокоочищенные, так называемые человеческие инсулины, затем шприц-ручки, которые не только отправили в прошлое тривиальные стилизаторы, но и расширили жизненный и профессиональный диапазоны диабетика. Появившиеся мобильные глюкометры предоставили возможность людям с диабетом не просто «чувствовать сахар», а самостоятельно контролировать его в точном соответствии с показаниями прибора. Однако, в тот же период, успехи в мировой медицине едва не свелись на нет отечественной социальной встряской. Качественные лекарственные препараты для лечения диабета и, в первую очередь, инсулины стоят весьма и весьма недешево, получать их больной должен каждый день – промедление в самом прямом смысле смерти подобно. Диабетики начали «входить в рынок» с лозунгом: «SOS! Нужен инсулин!» Пройти переходный коллапс помог другой призыв: «Вместе мы сильнее!» На Дону его разделили все – к объединившимся в общественную организацию диабетикам, присоединились врачи, руководители здравоохранения, социальной защиты, исполнительная и законодательная власть, бизнесмены. Экзамен на человеческую состоятельность прошли все и именно поэтому, несмотря на финансовые катаклизмы, наличие жизнеспасающего препарата никогда не доходило до нулевой отметки. Именно общественная солидарность и социальная ответственность всех и каждого причастного к этой проблеме и обеспечило устойчивую и положительную динамику в улучшении жизни человека с диабетом – её продолжительности, полноценности. Донской рекордсмен Валерий Григорьевич Козявин своей жизнью подтверждает великую силу социального партнерства: «Один в поле с диабетом точно не воин. Если к твоей воле присоединяется плечо спутника жизни, внимание медиков, понимание коллег по диабету, государства, спонсоров – против такой консолидированной мощи недугу, даже такому коварному как сахарный диабет, не устоять. Он вынужден «исправляться» и становиться образом жизни. В моей судьбе именно так всё и срослось».

Валентина Гончарова