Южная межрегиональная диабетическая ассоциация » Газета "Диабет и Жизнь" » 2016 » декабрь 2016, № 12 (229) » ИТОГОВЫЙ ПРЕСС-РЕЛИЗ VII Съезда некоммерческих организаций России (в сокращенном виде)13-16 декабря 2016 года

ИТОГОВЫЙ ПРЕСС-РЕЛИЗ VII Съезда некоммерческих организаций России (в сокращенном виде)13-16 декабря 2016 года

13-16 декабря 2016 года в Москве в Конгресс-холле Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова прошел VII Съезд некоммерческих организаций России. В мероприятиях приняли участие 1 571 делегат из 81 субъекта РФ, а также зарубежные официальные делегации и гости из Белоруссии, Узбекистана, Украины, Казахстана, Туркменистана, Армении, Германии, Испании, Дании, Италии, Швеции и других стран.

Съезд некоммерческих организаций России – крупнейшее ежегодное независимое событие, в котором участвуют представители наиболее авторитетных некоммерческих организаций, органов государственной власти, социально ответственного бизнеса, российских и международных общественных институтов, общественности.

Проходивший в течение четырех дней Съезд объединил 25 мероприятий различного формата, на которых выступило более 100 делегатов.

Главным организатором мероприятий выступил Общенациональный союз некоммерческих организаций, соорганизатор – Российское Агентство развития информационного общества «РАРИО». Стратегический партнер Съезда – Фонд

региональных социальных программ «Наше будущее». Мероприятия прошли при участии Совета Федерации ФС РФ, Государственной Думы ФС РФ, Правительства РФ, Российской академии наук, Организации Договора о Коллективной безопасности (ОДКБ), Министерства экономического развития РФ, органов власти города Москвы и др. Партнер по безопасности – Лаборатория Касперского.

Делегаты Съезда единодушно поддержали курс, избранный Президентом Российской Федерации Владимиром ПУТИНЫМ на продолжение демократических преобразований в стране, и указали на необходимость консолидации российского гражданского общества, его системной и наиболее активной части – некоммерческого сектора, для решения важнейших задач социально- экономического развития.

«В последнее время в нашей стране, да и во всем мире наблюдается восходящий рост гражданской активности, в авангарде которой безусловно выступает некоммерческий сектор. Российские НКО, не являясь самыми активным участниками экономической деятельности, вносят значительный вклад в развитие социальной, культурной, образовательной и политической сферы. Это предопределяет сегодняшнее повышенное внимание государства и общества к проблематике некоммерческого сектора», – отметил председатель Организационного комитета Съезда Александр АЙГИСТОВ, открывая высокое собрание.

Председатель Организационного комитета Съезда напомнил делегатам о недавнем выступлении Президента Российской Федерации В.В. Путина, который в своем ежегодном послании отдельно обратился к Общественной палате и Агентству стратегических инициатив и попросил их «предметно заняться поддержкой волонтерских и благотворительных движений, некоммерческих организаций». При этом президент призвал и губернаторов, и муниципальные власти «не жадничать»:
«Я прошу вас не отдавать по привычке, по накатанной предпочтения исключительно казенным структурам, а по максимуму привлекать к исполнению социальных услуг и некоммерческие организации», – подчеркнул Президент Российской Федерации.

Александр АЙГИСТОВ предположил, что критерий продуктивной работы с НКО в регионах уже в ближайшее время может быть включен в рейтинг эффективности глав регионов, что серьезно может повлиять на качество взаимодействия властей с НКО.

В выступлениях различных докладчиков было отмечалось, что в России зарегистрировано более 226 тысяч некоммерческих организаций.
Кроме этого в стране действуют более 10 тысяч незарегистрированных неформальных сообществ, это зоозащитные группы, неформальные творческие союзы, различные антикафе, родительские союзы, экологические сообщества, культурные медиа.
Количество людей, занятых в «третьем секторе», составляет 1,1% экономически активного населения, доля НКО в ВВП достигает 1%, что говорит о серьезном (на порядок) отставании от аналогичных показателей развитых стран.
«Некоммерческий сектор, общественные объединения традиционно рассматриваются как организационная основа гражданского общества. Однако в силу своей сложности и многогранности, некоммерческие организации в совокупности представляют собой систему, являющуюся на порядок сложнее той же сферы предпринимательства»,
– сказал Александр АЙГИСТОВ и озвучил еще несколько цифр, но уже о социально ориентированных НКО:
По данным Росстата, на конец 2015 года в России было зарегистрировано чуть больше 140 тысяч социально ориентированных НКО, а численность работников социально ориентированных НКО – почти 1 миллион человек. Из них количество организаций, имеющих нежилое помещение в собственности
– около 8 тысяч 700, безвозмездно пользующихся нежилым помещением, находящимся в государственной или муниципальной собственности почти 19 тысяч. Свыше 12 тысяч СО НКО занимают помещения, находящиеся в частной или государственной собственности на условиях аренды по коммерческим ставкам. Более 70 тысяч СО НКО вообще не имеют площадей (половина всех организаций).

Делегаты Съезда констатировали, что отсутствие помещений создает значительные трудности СО НКО в осуществлении собственной деятельности и негативно влияет на качество оказываемых услуг. Это, пожалуй, основная нерешенная проблема, которая с ка- ждым годом все более обостряется. В декабре 2012 г. во исполнение статьи
31.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях» Правительством РФ было принято постановление
№1478 «Об имущественной поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций», которым были утверждены правила формирования, ведения и обязательного опубликования перечня федерального имущества, которое может быть предоставлено социально ориентированным некоммерческим организациям во владение и (или) в пользование на долгосрочной основе. Однако большинство регионов до сих пор не приняли собственных ответных актов и распоряжений.
Делегаты Съезда также указывали на то, что значительная часть некоммерческих организаций осуществляют свою деятельность за счет средств, привлеченных из внебюджетных источников или за счет личных средств членов организации. С учетом государственных субсидий и грантов из бюджетов разных уровней, только за 2015 год на счета НКО поступило финансовых средств и иного имущества на сумму примерно 687 миллиардов рублей.

Из них:
– поступления из федерального бюджета – около 46 миллиардов рублей;
– поступления из бюджетов субъектов Российской Федерации – 34,5 миллиарда рублей;
– гранты от некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданско- го общества, предоставленные за счет субсидий из федерального бюджета, около 2 миллиардов рублей;
– поступления (включая пожертвования), гранты от российских некоммерческих организаций – немногим больше 34 миллиардов рублей;
– гранты от российских физических лиц – примерно 97 миллиардов рублей;
– поступления (включая пожертвования) от российских коммерческих организаций – 125,5 миллиардов рублей;
– поступления от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, поступления от иностранных граждан –примерно 18 миллиардов рублей;
– доход от целевого капитала составил 3,3 миллиарда рублей;
– доходы от реализации товаров, работ, услуг, имущественных прав, внереализационные доходы – примерно 250 миллиардов рублей.

Александр АЙГИСТОВ отметил необходимость повышения эффективности конкурсных процедур по их распределению грантов для НКО, унифицирования требований как к гранто-заявителям, так и к грантооператорам. Сам механизм грантового финансирования НКО, безусловно, должен стать более понятным и прозрачным. И здесь особенно важна внятная система отчетности НКО о результатах реализации проекта, получившего финансовую поддержку из бюджетных средств. Прозрачность итогов, отображенных в форме, понятной для пользователей, и в первую очередь социальных услуг, оказанных СО НКО в рамках реализации проекта конкретным социальным группам жителей.

Целесообразно, по мнению делегатов Съезда, внедрение системы макрофинансирования, т.е. финансирования долгосрочных проектов с условием их ежегодной пролонгации. При этом крупные гранты с увеличенным объемом финансирования должны иметь промежуточную отчетность, поэтапную оценку эффективности реализации проекта как обязательное условие выплаты последующего транша. Наряду с макрофинансированием, была отмечена и необходимость внедрения системы микрогрантофинансирования для малых проектов с коротким сроком реализации и упрощенной процедурой подачи заявок и отчетов, причем назначение операторов такого финансирования должно быть из рядов самих НКО, имеющих хорошую репутацию.

Исполнительный директор Обще- национального союза некоммерческих организаций Анатолий ГАНИН считает, что одним из новых направлений проектной деятельности СО НКО должны стать совместные межрегиональные социальные проекты, реализуемые на условиях совместного (долевого) финансирования из региональных бюджетов.

Главный научный сотрудник Института проблем передачи информации РАН Владимир ЯКИМЕЦ рассказал, что в связи с многочисленными обращениями СО НКО и в целях оказания им помощи и поддержки, Общенациональным союзом некоммерческих организаций принято решение о создании независимого об- щественного регулятора в сфере предоставления грантов и субсидий. «Считаю, что представители некоммерческого сектора тоже должны иметь возможность оценивать работу грантооператоров, проводить сертификации экспертов, обучать их, проверять конкурсы на предмет их прозрачности, антикоррупционности, делать консолидированные предложения по направлениям грантовой поддержки и методам оценки заявок», — сообщил ученый, которому доверено возглавить комиссию по регулированию в рамках деятельности Союза.

Глава Общенационального союза некоммерческих организаций подчеркнул, что важна не разовая финансовая поддержка, а системная административная, имущественная, организационно-техническая, информационная, образовательная поддержка третьего сектора.

Для решения этих задач в субъектах РФ формируются инфраструктуры. В своем большинстве – это ресурсные центры, имеющие разный организационно-правовой статус: государственные (бюджетные) учреждения, как, например, в Москве – это Дом общественных организаций и его филиалы в 11 административных округах или, как правило, автономные некоммерческие организации. К сожалению, они сегодня в большинстве своем не стали многофункциональными ресурсными центрами по поддержке СО НКО в новых экономических условиях.

Какие причины: органами власти не поставлены перед ресурсными центрами конкретные задачи, такие центры неукомплектованы квалифицированны- ми кадрами, отсутствует необходимая материально-техническая база, система финансирования не направлена на достижение конечных результатов.

Ресурсные центры, по мнению Александра АЙГИСТОВА, должны стать для НКО не просто ресурсными центрами, а еще и бизнес – инкубаторами, центрами инноваций социальной сферы, иметь проектные офисы, залы для проведения социальных мероприятий, иметь возможность поддерживать не только юридически оформленных НКО, но и объединения граждан без образования юридического лица, быть площадкой для реализации инновационных проектов. И если мы часть денег господдержки перенаправим именно на это, то пользы, возможно, будет гораздо больше, а затрат в конечном счете меньше!

Член Совета Федерации ФС РФ Елена ПОПОВА сообщила, что готово заключение по Федеральному закону
«О внесении изменений в статью 31 ФЗ о некоммерческих организациях», принятому Государственной Думой ФС РФ 9 декабря 2016 года. Федеральный закон устанавливает, что оказание ин- формационной поддержки социально ориентированным НКО возможно путем предоставления им государственными и муниципальными организациями, осуществляющими теле- и радиовещание, и редакциями государственных и муниципальных периодических печатных изданий бесплатного эфирного времени, бесплатной печатной площади, размещение информационных материалов СО НКО в интернете.
Делегаты Съезда также констатировали, что большая проблема, конечно, еще и в том, что, к сожалению, руководители некоммерческих структур еще не в пол- ной мере овладели опытом управленца. Это отражается как на жизнеспособности некоммерческой организации, так и на ее проектах. Некоммерческим организациям нужно в профессиональном смысле учиться, но и государство тоже должно выстроить новую систему обучения, чтобы в будущем профессионалы от третьего сектора могли бы посоревноваться с успешными топ-менеджерами крупных компаний.

В связи с этим, отметили делегаты Съезда, нужна программа подготовки менеджеров некоммерческого сектора. Общенациональным союзом некоммерческих организаций в настоящее время ведутся консультации с несколькими московскими ВУЗами по разработке и запуске с нового года соответствующей образовательной программы в т.ч. для регионов.

Президент Общенационального союза некоммерческих организаций Александр АЙГИСТОВ напомнил делегатам Съезда с каким воодушевлением и благодарностью воспринял некоммерческий сектор страны поручение Президента России Владимира Путина Правительству РФ, связанное с разработкой программы по организации доступа социально ориентированных некоммерческих организаций к 10% бюджетных средств, предназначенных для оказания социальных услуг населению. В 2016 году это 236 миллиардов рублей.

«Кстати сказать, в 2015 году еще без участия в этой программе некоммерческими организациями России были оказаны социальные услуги 26 миллионам 300 тысячам человек!», — сообщил Александр АЙГИСТОВ.

Однако, по единодушному мнению делегатов Съезда, механизмы включения СО НКО в реестр поставщиков социальных услуг в регионах РФ оказались слишком забюрократизированы и непонятны большинству негосударственных поставщиков социальных услуг.

Первое, с чем столкнулись некоммерческие организации – это коммуникационные сложности при взаимодействии с органами власти, законодательные барьеры, монополизм коммерческих предприятий, аффилированных с местными властями, а также отказ в доступе к персональным данным получателей соцуслуг.

Второе – выяснилось, что у сотрудников НКО, предоставляющих такие услуги, низкая квалификация, во всяком случае у них нет достаточных подтверждающих документов государственного образца. Услуги СО НКО при этом в подавляющем большинстве случаев оказались не соответствующими критериям государственного задания, а являются скорее уникальными сервисами, пока никак не сертифицированными государственными инстанциями. Возможно речь идет и о завышенных требованиях для социально ориентированных НКО при попадании в реестр поставщиков социальных услуг.

Третье – у НКО, предоставляющих социальные услуги, как правило, отсутствует заявляемая материально-техническая база, нет необходимой инфраструктуры.

Отсюда – и определенное недоверие на- селения к организациям третьего сектора.
Четвертое – государственные тарифы на оказание социальных услуг, предоставляемых НКО, в отдельных регионах необоснованно низкие, что никак не позволяет окупать арендованные некоммерческими организациями площади, коммунальные услуги, оборудование и материалы, не говоря уже про заработанную плату. Нуждается совершенствовании слишком долгий по времени механизм денежных компенсаций стоимости оказываемых услуг.

Пятое – в конкуренцию с НКО вступили государственные бюджетные учреждения, получившие от региональных властей команду срочно «перекраситься» в НКО, например в автономную некоммерческую организацию, чтобы отрапортовать о выполнении плана в соответствии с поручением Президента России. Идея же главы государства была совсем другая
– в тяжелое кризисное время поддержать именно некоммерческий сектор, так что в морально-нравственном смысле действия региональных властей по «перекрашиванию» ГБУ в социально ориентированную НКО можно только осудить.
Еще одна причина, осложняющая НКО доступ к участию в поставках социальных услуг населению за счет бюджетов, это неприспособленная для не- коммерческих организаций процедура государственных закупок. В частности, одним из главных барьеров является требование к участникам конкурса внести на исполнение контракта обеспечительный взнос, который при значительном понижении цены контракта может достигать до 100% объявленной стоимости заказа. Если же организация выигрывает аукцион, но не может предоставить такой взнос, то она сразу попадает в реестр недобросовестных исполнителей без права два года участвовать в конкурсах.

Кроме того, если выигравшая НКО просит банковскую гарантию на обеспечение контракта – банк запрашивает паспортные данные учредителей организации, которые должны лично прогарантировать своим движимым и недвижимым имуществом возврат обеспечительных средств в случае невыполнения контракта. Однако, по седьмому Федеральному закону учредители НКО не могут нести ответственности по делам организации. В итоге – замкнутый круг!

Делегаты Съезда констатировали, что выход «вроде бы» есть. Правительственным постановлением, которое было принято в 2016 году, предусматривается ситуация, при которой заказчик может не требовать обеспечительного взноса с социально ориентированных НКО, однако госзаказчики практически не пользуются на торгах правом не устанавливать обеспечительный взнос для социально ориентированных НКО. К тому же, как я уже сказал, это положение не носит обязательного характера и действует лишь до конца этого года. Думаю, что здесь ответ один – продлевать и категорически рекомендовать!

Конечно, тормозит участие НКО в получении господдержки и необходимость привлечения к торгам тендерного специалиста, который бы обладал компетенцией для работы с электронной подписью и торговыми площадками, умел анализировать конкурсную документацию и готовить заявку на участие.

Делегаты Съезда также обсудили еще один документ, который непосредственно связан с вопросом расширения участия СО НКО в оказании государственных услуг.

В свое время законодательное определение категории социально ориентированных НКО способствовало выделению тех организаций, которые согласно уставам выполняют общественно полезную деятельность. Однако включение некоммерческих организаций в число социально ориентированных носило заявительный характер: на это и сейчас имеют право все НКО, в уставных документах которых про- писано хотя бы одно из направлений деятельности, указанных в законе о некоммерческих организациях. В итоге понятие социально ориентированной некоммерческой организации оказалось очень размытым: в эту категорию попали как те НКО, которые оказывают реальную помощь населению, так и организации, которые не осуществляют никакой социальной работы.

27 октября 2016 года Правительством РФ было принято Постановление №1096 «Об утверждении перечня общественно полезных услуг и критериев оценки качества их оказания», вступающее в силу с 1 января 2017 года. Постановлением утверждён перечень общественно полезных услуг, оказываемых организациями, которые войдут в реестр некоммерческих организаций

– исполнителей общественно полезных услуг. Это позволит социально ориен- тированным некоммерческим организациям участвовать в оказании услуг наравне с другими хозяйствующими субъектами, обеспечивая их надлежащее качество. Благодаря включению в этот реестр НКО сможет претендовать на дополнительные льготы и преференции от государства: освобождение от уплаты налога на имущество, земельного налога, транспортного налога а также уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму принятых пожертвований и др.

Очень важно, что субъекты Российской Федерации при этом будут наделены правом установления налоговой ставки в размере 0% для НКО – исполнителей общественно полезных услуг, перешедших на упрощенную систему налогообложения при условии направления высвобожденных средств на ведение уставной деятельности.

Главное отличие от действующей сегодня системы СО НКО состоит в том, что присвоение такого статуса должно стать не заявительным, а разрешительным, исходя из определенного критерия отбора тех НКО, которые на практике реализуют общественно значимую деятельность. Решение о присвоении нового статуса будет приниматься специальной межведомственной комиссией в регионах России в течение 10 дней на основе анализа деятельности организации за последние 2 года.

Делегаты Съезда пришли к выводу, что решение проблем НКО, озвученных в различных выступлениях, в решающей степени зависит от эффективности взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с негосударственными некоммерческими организациями. Формы и механизмы взаимодействия представлены в федеральных и региональных правовых актах: законах, государственных программах, планах мероприятий.

К сожалению, констатировали делегаты Съезда, во многих регионах стратегии развития взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с негосударственными некоммерческими организациями вообще отсутствуют. В отдельных регионах органами исполнительной власти утверждены программы государственной поддержки некоммерческих организаций, но эти программы имеют ограниченный срок действия и не определяют стратегию развития некоммерческого сектора.

Делегаты Съезда определили, что НКО должны более активно привлекать такие институты гражданского общества, как Общественные палаты, общественные советы, региональные отделения Общероссийского Народного Фронта к осуществлению общественного контроля за разработкой и реализацией данных правовых актов. Общенациональный союз некоммерческих организаций со своей стороны также готов подключиться к этой работе.

На заключительном мероприятии Съезда делегаты отметили, что несмотря на существующие сложности и преграды, деятельность российских НКО в целом ведет к укреплению стабильности в стране, к росту авторитета Российского государства во всем мире.